mebelshik36.ru - Пособие до 1,5 лет на второго ребенка до окончания отпуска по


Осенние образы одежда

Исходя из гипотезы подражания, молодые супруги должны воспроизводить в новой семье те способы воспитания, которые применяли их родители к их братьям и сестрам, а не к ним самим. Наибольшие трудности должны возникать у родителей, бывших единственными детьми. Они не получили образца для подражания и должны переносить на детей способы поведения своих родителей по отношению друг к другу.

Следовательно, они должны относиться к детям как ко взрослым, более того, как к своим партнерам: мать должна одинаково вести себя по отношению к мужу и сыну, а муж сходно вести себя с женой и дочерью.

По другой гипотезе «воспроизводства отношений», ребенок относится к другим так же, как родители относились к нему. И более того, сам относится к себе, как относились родители к нему в детстве.

Ребенок интериоризирует, переносит внутрь своей психики способы родительского отношения и управления поведением ребенка (механизм интроекции, описанный 3. Фрейдом): доминирование становится жестким саморуководством, пристыживание преобразуется в самообвинение и т. д.

Отношения с родителями ребенок, по мнению Л. Беньямина, строит на основе двух основных стратегий:

1)  дополнительного поведения: ребенок реагирует инициативой на предоставление самостоятельности, бегством на преследование;

2)  защитного поведения: ребенок в ответ на отвержение начинает вести себя так, как будто его любят, как бы приглашая родителей изменить свое поведение по отношению к нему.

Возможно, что внутренняя регуляция поведения ребенка воспроизводит отношение родителей к ребенку, но отношение к другим все же строится на основе воспроизводства отношений между родителями или отношения родителей к другим детям.[8]

В психологических работах все типологии моделей семьи, которые бы описывали ее особенности как целого, строятся на основе аномалий, различных отклонений (в составе, в отношениях, в стилях воспитания) от некоей нормы, которая совершенно неконкретна и представляет собой некий сусально-гуманистический идеал, где все находятся в гармоничных отношениях равенства, помощи, взаимосотрудничества, и нет никаких конфликтов и проблем. Этот семейный рай на земле существует лишь в умах так называемых гуманистических психологов.

В конкретных же исследованиях реальные модели семьи отождествляются с аномальными. Помимо этого, всю совокупность отношений в семье (в частности, детско-родительских) психологи, особенно отечественные авторы, склонны сводить к отношениям «мать-ребенок» и видеть в них основную причину семейных драм, и нарушений личностного развития детей. Отношения «отец-мать» зарубежные психологи склонны сводить к отношениям «муж-жена», а отечественные либо заимствуют такую трактовку, либо вообще обходят проблему стороной. Что касается стилей семейного воспитания, то и здесь все сводится к аномалиям в отношениях «мать-ребенок».

Эти признаки психологических исследований не случайны, а объясняются глубинной природой культуры, носителями которой являются сами психологи, и через призму которой они смотрят на свой предмет — семью.

К числу реальных исследований, посвященных психологическим типам семьи, относится работа М. Арутюнян. По ее мнению, существует три варианта семьи: традиционная, дето-центрическая и супружеская (демократическая).

В традиционной семье воспитывается уважение к авторитету старших; педагогическое воздействие осуществляется сверху вниз. Основным требованием является подчинение. Итогом социализации ребенка в такой семье является способность легко вписаться в «вертикально организованную» общественную структуру. Дети из этих семей легко усваивают традиционные нормы, но испытывают трудности в формировании собственных семей. Они не инициативны, не гибки в общении, действуют исходя из представления о должном.

В детоцентрической семье главной задачей родителей считается обеспечение счастья ребенка. Семья существует только для ребенка, Воздействие осуществляется, как правило, снизу вверх (от ребенка к родителям). Существует симбиоз ребенка и взрослого. В результате у ребенка формируется высокая самооценка, ощущение собственной значимости, но возрастает вероятность конфликта с социальным окружением за пределами семьи. Поэтому ребенок из такой семьи может оценивать мир как враждебный. Очень велик риск социальной дезадаптации и, в частности, учебной дезадаптации ребенка после поступления в школу.

Супружеская (демократическая) семья расписывается розовыми красками. Цель в этой семье — взаимное доверие, принятие и автономность членов. Воспитательное воздействие — «горизонтальное», диалог равных: родителей и ребенка. В семейной жизни всегда учитываются взаимные интересы, причем чем старше ребенок, тем больше его интересы учитываются. Итогом такого воспитания является усвоение ребенком демократических ценностей, гармонизация его представлений о правах и обязанностях, свободе и ответственности, развитие активности, самостоятельности, доброжелательности, адаптивности, уверенности в себе и эмоциональной устойчивости. Вместе с тем у этих детей может отсутствовать навык подчинения социальным требованиям. Они плохо адаптируются в среде, построенной по «вертикальному» принципу (т. е. практически ко всем социальным институтам). Где и сколько таких семей наблюдал автор, он не уточняет.

Что касается первых двух типов, то они относятся к разным вариантам общехристианской модели семьи, которые в последующих главах этой книги характеризуются как идеальная божественная модель христианской семьи и идеальная земная модель (Святое семейство). Третья модель существует только в воображении гуманистических психологов.[9]

Вместе с тем, М. Арутюнян проводит очень интересный анализ следствий воспитания в детоцентрической семье и причин массового распространения этого типа семьи в современном обществе. Она считает инфантилизм молодежи прямым следствием воспитания в детоцентрической семье. Причины возникновения детоцентризма, на ее взгляд, следующие:

1) увеличение продолжительности жизни, совместного существования детского и родительского поколений (в 1,5 раза дольше, чем в XIX в.), существование наедине, когда мать только мать, но не дочь (не больше, чем в XIX в.: 22-24 года);

2) нуклеаризация семьи, уменьшение числа детей в семье, сокращение интергенитальных интервалов. Практические связи в совместном труде заменяются эмоциональными, а отношения инфантилизируются;

3) отсутствие четких норм санкционирования отношений родителей и детей, что привело к утрате дистанции между ними;

4) изменения в системе образования: до 17-22 лет детям необходима помощь родителей.

Как эти факторы могут повлиять на изменение структуры подчинения в семье (а в детоцентрической семье доминанта — ребенок), для меня не ясно.

Аномальная семья — предмет особых забот и является источником проблем, а следовательно, предметом изучения. При этом в отечественной научной литературе главное внимание уделяется отношениям матери и ребенка, а чаще — грубым вариантам нарушений в развитии ребенка из-за ненормальных условий воспитания.

Главным в анализе детско-родительских отношений является понятие «роль».

Принятие той или иной роли родителями по отношению к детям определяет стиль воспитания.

По мнению В. И. Гарбузова, существует три типа неправильного воспитания»: тип А — неприятие, эмоциональное отвержение, тип Б — гиперсоциализация, тип В — эгоцентрическое воспитание («кумир семьи»). Особенно чувствителен к отключениям в стиле родительского воспитания подростковый возраст. У подростка одновременно существуют два типа потребностей: потребности в автономии, уважении, самоопределении и достижениях и вместе с тем потребности в поддержке и присоединении к семейному «мы» (в аффилиации). Н. Штирман выделяет три типа родительских отношений к детям у больных психосоматическими расстройствами:

1) «связывание» — жесткое стереотипное общение; дети ннфантилизнруются, их эмоциональное развитие отстает от нормы;

2) «отвержение» — ребенок «отказывается» от своей личности, что приводит к аутизму, излишней автономности;

3) «делегирование» — истинные достижения детей игнорируются; родители, перемещая на них свои несбывшиеся надежды, манипулируют ими как продолжением своего «я».

Наиболее подробную схему анализа семьи предложил известный психиатр Е. А. Личко.

Приведем ее без критики. Его описание семьи включает следующие характеристики и их варианты.

1. Структурный состав: полная семья (есть мать и отец); неполная семья (есть только мать или отец); искаженная или деформированная семья (наличие отчима вместо отца или мачехи вместо матери).

2.функциональные особенности: гармоничная семья; дисгармоничная семья. Дисгармоничные семьи бывают разными.[10]

3. Выделяются следующие причины дисгармонии:

1) нет партнерства между родителями (один из них доминирует, другой только подчиняется);

2) деструктурированная семья (нет взаимопонимания между членами семьи, существует излишняя автономия, нет эмоциональной привязанности и солидарности между членами семьи в решении жизненных проблем);

3) распадающаяся семья (конфликтная, с высоким риском развода);

4) ригидная псевдосоциальная семья (доминирование одного члена семьи с чрезмерной зависимостью других, жесткая регламентация семейной жизни, нет двусторонней эмоциональной теплоты, ведет к автонониэацин духовного мира членов семьи от вторжения властного лидера).

Все семьи, которые существуют и будут возникать, являются аномальными, если следовать критериям Е. А. Личко.

Наиболее интересна классификация стилей воспитания (точнее, аномалий стилей воспитания), предложенная Е. А. Личко и Э. Г. Эйдсмиллером для подростков.

1.   Гипопротекция.

Характеризуется недостатком опеки и контроля. Ребенок остается без надзора. К подростку проявляют мало внимания, нет интереса к его делам, часты физическая заброшенность и неухоженность. При скрытой гипопротекции контроль и забота носят формальный характер, родители не включаются в жизнь ребенка. Невключенность ребенка в жизнь семьи приводит к асоциальному поведению из-за неудовлетворенности потребности в любви и привязанности.

2.   Доминирующая гиперпротекция.

Проявляется в повышенном, обостренном внимании и заботе к ребенку, чрезмерной опеке и мелочном контроле поведения, слежке, запретах и ограничениях. Ребенка не приучают к самостоятельности, подавляют развитие его чувства самостоятельности и ответственности. Это приводит либо к реакции эмансипации, либо к безынициативности, неумению постоять за себя.

3. Потворствующая гиперпротекция.

Так называют воспитание «кумира семьи». Родители стремятся освободить ребенка от малейших трудностей, потакают его желаниям, чрезмерно обожают и покровительствуют, восхищаются его минимальными успехами и требуют такого же восхищения от других. Результат такого воспитания проявляется в высоком уровне притязаний, стремлении к лидерству при недостаточных упорстве и опоре на свои силы.

4. Эмоциональное отвержение.

Ребенком тяготятся. Его потребности игнорируются. Иногда с ним жестоко обращаются. Родители (или их «заместители»: мачеха, отчим и пр.) считают ребенка обузой и проявляют общее недовольство ребенком. Часто встречается скрытое эмоциональное отвержение: родители стремятся завуалировать реальное отношение к ребенку повышенной заботой и вниманием к нему. Этот стиль воспитания оказывает наиболее отрицательное воздействие на развитие ребенка.

5. Жестокие взаимоотношения.

Могут проявляться открыто, когда на ребенке срывают зло, применяя насилие, или быть скрытыми, когда между родителями и ребенком стоит «стена» эмоциональной холодности и враждебности.

6. Повышенная моральная ответственность.

От ребенка требуют честности, порядочности, чувства долга не соответственно его возрасту. Игнорируя интересы и возможности подростка, возлагают на него ответственность за благополучие близких. Ему насильно приписывают роль главы семьи. Родители надеются на особое будущее своего ребенка, а ребенок боится их разочаровать. Часто ему поручают заботу за младшими детьми или престарелыми.[11]

Э. Г. Эйдемиллер выделил основные характеристики типов воспитания ребенка:

♦  степень гиперпротекции;

♦  удовлетворенность потребностей;

♦  требования, предъявляемые к ребенку;

♦  санкции, накладываемые на него;

♦  воспитательная неуверенность родителей.

На основе этих характеристик дается формальное описание стилей воспитания:

♦  потворствующая гиперпротекция;

♦ доминирующая гиперпротекция;

♦  эмоциональное отвержение;

♦  повышенная моральная ответственность;

♦  гипопротекция.

Помимо этого выделяются также следующие отклонения в стиле родительского воспитания:

♦  предпочтение женских качеств (ПЖК);

♦  предпочтение мужских качеств (ПМК);

♦  предпочтение детских качеств (ПДК);

♦  расширение сферы родительских чувств (РРЧ);

♦  страх утраты ребенка (СУ);

♦  неразвитость родительских чувств (НРЧ);

♦  проекция собственных нежелательных качеств (ПНК);

♦  внесение конфликта между супругами в сферу воспитания (ВК).

Е. А. Личко подробно характеризует связи между стилем семейного воспитания и подростковыми психопатиями. По его мнению, гиперпротекция крайне неблагоприятна для неустойчивого и конформного типов. При доминирующей гиперпротекции развиваются черты психастении, черты сензитивного типа, возникает астеноневротическая акцентуация характера. У гипертимиков усиливается реакция эмансипации.

Потворствующая гиперпротекция ведет к истероидной акцентуации характера. Эмоциональное отвержение у гипертимов и эпилепто идов вызывает протест и эмансипацию, у истероидов — оппозицию. Шизоиды при таком стиле воспитания замыкаются в себе, а неустойчивые попадают под влияние асоциальных компаний.

Повышенная моральная ответственность вызывает агрессию у истероидов, тревогу и страхи у психастеников и сензитивов.

Влияние стиля взаимодействия родителей с детьми имеет далекие последствия и определяет их жизненный путь. Э. Роу исследовал следующие характеристики взаимодействия:

♦  эмоциональное приятие-неприятие;

♦  наличие-отсутствие контроля;

♦  стимулирование-нестимулирование активности ребенка.

В результате он обнаружил влияние этих характеристик на выбор профессионального пути:

♦  эмоциональное приятие или неприятие определяют соответственно личностную или предметную направленность профессиональных интересов;

♦  наличие-отсутствие контроля связано с защитным-незащитным типом реагирования;

♦  стимулирование-нестимулирование активности обусловливает направленность на других или на себя1.

Однако главное внимание психологи уделяют не отношению родителей как целого к ребенку, а отношению матери к ребенку (чисто психологически-природному отношению).

Можно выделить три независимых направления этих исследований:

1)выявление роли материнской депривации (матери нет или она не заботится о ребенке);

2)выявление типов отношений матери и ребенка в полной семье (в связи с отношением матери и отца, точнее мужа и жены);

3)анализ отношений матери и ребенка в неполной семье.

Отсутствие заботы о ребенке — наиболее травмирующий фактор. Причины могут быть разными: смерть матери, раздельное проживание (мать в тюрьме и т. п.), отказ от ребенка и пр. Дети, которые воспитываются в детских учреждениях, характеризуются низким интеллектом (особенно невербальным), эмоциональной незрелостью, расторможенностью, «прилипчивостью», а также отсутствием избирательности в контактах со взрослыми (быстро привязываются и быстро отвыкают). Часто они агрессивны по отношению к сверстникам, но лишены социальной инициативности.[12]

Существует множество типологий отношений «мать-ребенок». Приведем вариант, предложенный С. Броди.

1.   Поддерживающее, разрешающее поведение. Матери этого типа, к примеру, не стремились приучить ребенка к туалету, а ждали, пока он дозреет сам. При этом стиле воспитания у ребенка формируется чувство уверенности.

2.   Приспособление к потребностям ребенка. Мать проявляет напряженность и общении с ребенком, страдает отсутствием непосредственности, чаще доминирует, а не уступает ему.

3. Чувство долга и отсутствие интереса к ребенку. При таком типе отношений нет теплоты и эмоциональной спонтанности. Часто матери осуществляют жесткий контроль, особенно за навыками опрятности.

4. Непоследовательное поведение. Мать вела себя неадекватно возрасту и потребностям ребенка, совершала частые ошибки и плохо его понимала. Такой стиль формирует в ребенке чувство неуверенности.

Л. Ковар выводит отношения «мать-ребенок» из общей модели семейных отношений.

Тип этих отношений зависит, по его мнению, от того, как родители оценивают и относятся к своему ребенку и как он самоутверждается. Часто ребенок бывает обузой, мешающей социальному продвижению матери. Мать уходит от него и больше к нему не возвращается. Покинутый ребенок, лишенный материнской ласки, плохо общается с другими людьми. У него поздно формируется речь. Он остается инфантильным на всю жизнь, с несформированной «я-концепцией».

Мать может полностью посвятить себя ребенку и воспроизвести отношения «хозяин-раб», чтобы избавиться от пустоты и бессмысленности жизни. Она относится к ребенку как к «любовнику», готова исполнять любое его желание и прихоть. Она не дает ему проявить самостоятельность и формирует в ребенке безответственность и беспомощность. Поскольку она все делает за ребенка, ребенок зависит от капризов матери, а мать — от капризов ребенка. В этом союзе двоих отец не нужен, и он становится лишним в семье. Поскольку у ребенка нет опыта соперничества и компромиссов, он не принимается в дворовую компанию и остается капризным придатком матери. Мать совершенно довольна этим. «Отношения для двоих» создаются матерями-одиночками, которые контролируют поведение ребенка и испытывают от этого удовольствие. Хотя ребенок всегда желанен, но мать уходит от него, когда это нужно ей, а не ему. По мнению Л. Ковара, это приводит к инфантилизации и развитию женских черт у мальчиков.

Его тянет к общению с маленькими детьми, он воображает себя девочкой, к нему прилипает кличка «маменькин сынок». Часто он бунтует против матери и учителей. Характерен уход в мир фантазий, стремление к всемогуществу.

Если муж терпит неудачу в карьере, жена, считающая себя волевой женщиной, начинает борьбу за власть. Дети для нее делятся на сильных (как мать) и слабых (как отец). Конфликтуя, отец и мать используют детей как оружие в собственной борьбе.

«Волевая» мать третирует «слабовольного» сына. Ребенок вынужденно играет роль слабовольного, по постоянно борется с матерью. Часто он направляет агрессию на родителей, на младших детей, теряя эмоциональный контроль, конфликтует со сверстниками. Предпочитает занятия в одиночку (чтение книг, просмотр телепередач, ведение дневника, занятия ремесленными поделками). Он недоволен собой и тем, что делает, поскольку судит о себе по критериям матери, чувствителен и пытается компенсировать свою слабость и трусость, занимаясь силовыми видами спорта.

Другой вариант: мать считает отца недоразвитым. Аналогично — и ребенка. Она отворачивается от ребенка, хотя старается выглядеть заботливой в мелочах. По отношению к сыну мать выражает лишь отрицательные эмоции или не выражает их вообще (сын «пустое место», как и отец) и уделяет внимание лишь внешним нормам поведения. У ребенка не развивается индивидуальность. Он вырастает с комплексом неполноценности, предается фантазиям.[13]

Мать с «разбитой» судьбой временно посвящает себя ребенку, но может бросить его ради нового мужчины, как и отец свою любимицу-дочь. Ребенок бунтует против родительского непостоянства: отсюда побеги, подлоги, кражи, ранние сексуальные связи, разочарования и т. п.

Когда семья борется за социальное и экономическое выживание во враждебном мире, ребенок становится жертвой этой борьбы. Она сопровождается злобой, агрессией, депрессиями.

Если мать покинута мужем и у нее меняются партнеры, ребенок заброшен и забыт. С ранних лет он попадает в компанию сверстников, стремится преуспеть в сферах, не требующих самодисциплины, там, где можно быстро удовлетворить свои потребности. Он часто нарушает школьную дисциплину, прогуливает занятия, проявляет негативизм и демонстративность при общении с педагогом.

Возможны различные результаты личностного развития ребенка при подобных отношениях матери.

«Социальный неудачник» («социализированный преступник»). Такой ребенок в детстве признавался как личность родителями, но считался непослушным, был с ними близок, но очень недолго.

«Несоциализированный преступник» получает очень скудное воспитание и рано оценивается как неперспективный; для него характерны кражи, драки, наркомания, пьянство.

«Социальная неудачница» — любимица матери, которая была брошена ради очередного мужчины и стремится привлечь к себе внимание плохим поведением. Любовные связи для нее заменяют связь с матерью.

Мать может покинуть ребенка рано (до трех лет), и в этом случае у него наблюдаются все признаки материнской депривации: задержка в развитии, принятие навязанных группой ролей и пр.

Л. Ковар считает идеальной для ребенка среду, когда все его непосредственные проявления оцениваются как значимые и приемлемые для взрослого, когда родители развивают у него личностную автономию и чувство защищенности.

Выводы Ковара сделаны на материале изучения детей из социально и экономически неблагополучных семей, попавших в клинику неврозов.

Работа Е. Т. Соколовой проделана на базе психологической консультации и также посвящена проблеме стилей отношений «мать-ребенок».

Она выделяет следующие стили воспитания.

1. Сотрудничество. В общении матери и ребенка преобладают поддерживающие высказывании над отклоняющими. В общении присутствуютаимоуступчивость, гибкость (смена позиций ведущего и ведомого). Мать побуждает ребенка к активности.

2. Изоляция. В семье не принимается совместных решений. Ребенок изолируется и не хочет делиться своими впечатлениями и переживаниями с родителями.

3. Соперничество. Партнеры по общению противостоят друг другу, критикуют друг друга, реализуя потребности в самоутверждении и симбиотической привязанности.

4. Псевдосотрудничество. Партнеры проявляют эгоцентризм. Мотивация совместных решений не деловая, а игровая (эмоциональная).

Е. Т. Соколова считает, что партнеры при реализации того или иного стиля получают психологические выгоды, и рассматривает два варианта отношений матери и ребенка (доминирование матери и доминирование ребенка) и дает следующие психологические характеристики этим типам отношений.

Доминирующая мать отклоняет предложения ребенка, а ребенок поддерживает предложения матери, демонстрируя покорность и/или действуя за спиной и под зашитой матери.

Если доминирует ребенок, мать получает следующие психологические выгоды: соглашается с ребенком, чтобы обосновать его слабость и тревогу за него или чтобы принять позицию «жертвы». Приведем еще одну классификацию типов неадекватного отношения к ребенку.

1. Ребенок, замещающий мужа. Мать требует к себе постоянного внимания, заботы, хочет быть постоянно в обществе ребенка, быть в курсе его личной жизни, стремится ограничить его контакты со сверстниками.

2. Гиперопека и симбиоз. Мать стремится удержать ребенка при себе, привязать и ограничить самостоятельность из-за страха лишиться ребенка в будущем, она принижает способности ребенка, стремится «прожить за него жизнь», что приводит к личностному регрессу и фиксации ребенка на примитивных формах общения.

3. Воспитательный контроль посредством нарочитого лишения любви. Ребенку говорится, что «мама такого не любит». Ребенка игнорируют, обесценивают его «я».

4. Воспитательный контроль посредством вызова чувства вины. Ребенку говорят, что он «неблагодарный». Развитие его самостоятельности сковывается страхом.

Практически все стили «отклоняющегося» воспитания проявляются в неполных и конфликтных семьях.

Не решается лишь одна одежда проблема: почему возникает конфликт и развод. Почему возможны «отклоняющиеся» стили воспитания и детские неврозы. Наиболее глубокий ответ дает А. И. Захаров — причина в «извращенной» ролевой структуре семьи, а именно: мать излишне «мужественна», недостаточно отзывчива и эмпатична, требовательна и категорична. Отец слишком женственен, мягок, раним и не способен управлять ситуацией. Тогда ребенок становится «козлом отпущения».[14]

Но остается неясным, почему складывается ситуация, когда женщина проявляет мужские черты поведения, а мужчина — женские. И почему это приводит к краху системы воспитания детей в семье. На этот вопрос современная психология семьи не дает и не может дать ответа.

Почти все перечисленные стили, способы, виды и пр. отношения родителей к ребенку являются следствием деструкции семьи по одному типу: отсутствие какой бы то ни было организующей функции мужчины-отца в структуре семейных отношений и замыкание всей системы психологических связей на ребенке. Мать и ребенок оказываются по своей воле или неволе в плену друг у друга, в круговороте действий и эмоций, из которых один выход: невроз (чаще истерия) и инфантилизация личности ребенка (всевозможные проявления психической незрелости).

Я думаю, что в норме существует некая психологическая структура, формообразующая семейных связей, которая (до определенного предела, конечно) не дает разгораться человеческим страстям и вместе с тем, предоставляет членам семьи возможности для реализации себя в семье.

Структура этих отношений не должна быть (из соображений теоретической простоты) очень сложной. В. М. Сатир основным отношением в семье считает отношение власти (доминантность-субмиссивность) и выделяет следующие типы семей:

1) доминирующий муж — подчиненная жена;

2) доминирующая жена — подчиненный муж;

3) открытая борьба или сотрудничество;

4) изоляция.

Но в этой системе власти, по Сатир, не находится места ребенку. Э. Г. Эйдемиллер подчеркивает значение «доминантности-подчинения» и вместе с тем в своей методике графического обобщения данных семейного обследования (на основе опросника «Анализ семейных отношений») очень много внимания уделяет тесноте эмоциональной связи членов семьи.

И наконец, великая Маргарет Мид ставит во главу угла понятие «ответственность» как основное отношение, характеризующее семью и ее членов.

Три этих параметра, описывающие отношения в первичной простой семье (триада «ребенок, отец, мать»), мы будем считать основными.

Критериями типологии семьи являются: ее состав; стаж супружеской жизни; количество детей; место и тип проживания; особенности распределения ролей, главенства и характер взаимодействия; профессиональная занятость и карьера супругов; социальная однородность; ценностная направленность семьи; особые условия семейной жизни; характер сексуальных отношений.

В зависимости от состава семьи выделяют нуклеарную, расширенную, неполную и функционально неполную семьи.

Нуклеарпая (ядерная) семья — это супруги и их дети. Если семья бездетна, то состав нуклеарной семьи ограничивается супругами. Нуклеарная семья — типичный вид семьи XX в., сменивший патриархальную семью, включающую несколько поколений близких и дальних родственников, объединенных общностью территориальной и экономических интересов.

Расширенная нуклеарная семья — нуклеарная семья, дополненная прародителями и, возможно, другими близкими (по интенсивности общения и взаимодействия) родственниками (сиблинги супругов, дяди и тети, т.е. сиблинги прародителей, и т.д.).

Неполная семья — семья, в которой из-за развода или смерти отсутствует один из супругов. Типичный вариант неполной семьи — это мать с ребенком (детьми). Характер функционирования неполной семьи в значительной степени зависит от причины отсутствия второго супруга. Так, разведенный супруг по-прежнему сохраняет свою родительскую роль, роль «кормильца», и принимает участие в материальном обеспечении детей. Однако умерший отец окружен в семье ореолом уважения и любви, в то время как разведенный в большинстве случаев подвергается открытому или молчаливому осуждению, а его встречам с ребенком мать нередко чинит препятствия. Еще одним видом неполной семьи является «материнская семья», в состав которой входят мать и ребенок (дети), рожденные вне брака по сознательному намерению матери. Таким образом, наиболее типичный вариант неполной семьи — это вариант семьи без отца. Неполная семья в силу ролевой перегрузки оставшегося ее члена должна быть включена в группу риска.[15]

Функционально неполная семья — нуклеарная семья (полная по формальному составу), в которой один из супругов не может постоянно выполнять свои функции. Причины, препятствующие реализации супругом своих семейных ролей, могут быть различны: тяжелое или хроническое заболевание, специфика профессиональной деятельности, длительное отсутствие. Люди определенных профессий, сопряженных с длительными командировками (геологи, военные моряки, машинисты, летчики, проводники), вахтовым методом труда (нефтяники, строители, полярники), нестандартным и «рваным» временным графиком и высоким уровнем эмоциональной напряженности труда (артисты, работники радио и телевидения, врачи «скорой помощи» и больниц, учителя), не всегда могут в полной мере реализовать себя в жизни семьи. Функционально неполная семья также должна быть отнесена к группе риска, а психологическая помощь ей направлена на разумное планирование функциональных обязанностей и поиск путей гармоничного сочетания самореализации личности в профессиональной деятельности и семье.

Смешанная семья — семья, в которой место одного (или обоих) супругов занимает другой член семьи. Примером может быть семья, включающая бабушку, дедушку и внука, родители которого умерли либо находятся в разводе и каждый проживает отдельно, или семья, в которой тетя одна воспитывает племянника, и т.д.

В зависимости от семейного стажа супружеской жизни выделяют: семью молодоженов (семья «медового месяца»); молодую семью (от полугода—полутора лет до рождения детей); семью, ждущую ребенка; семью среднего супружеского возраста (от 3 до 10 лет совместного проживания); семью старшего супружеского возраста (10—20 лет супружеского стажа) и, наконец, пожилые супружеские осенние образы одежда пары (супруги, воспитавшие взрослых детей, создавших собственные семьи, и реализующие в настоящем семейные роли бабушек и дедушек) [Зацепин, 19911.

В зависимости от количества детей семьи подразделяются на бездетные, одподетные, малодетные и многодетные. Бездетными считают семьи, в которых в течение 8—10 лет после заключения брака при условии фертильного возраста супругов не появляется ребенок. Причинами отсутствия детей в семье могут быть как медико-биологические факторы, так и нежелание супругов иметь детей. Отметим, что в настоящее время преобладают социальные и психологические причины роста бездетных семей. Последние традиционно зачисляются в группу риска. Невозможность реализовать стремление к материнству и отцовству, незавершенность личностной идентичности нередко инициирует создание новой семьи тем супругом, для которого отсутствие детей является серьезной семейной проблемой. С другой стороны, высокий удельный вес разводов в бездетных семьях может быть вызван дисгармоничностью собственно супружеских отношений. В этом случае отказ иметь детей, напротив, является не причиной, а следствием трудностей отношений супругов. Однодетные и малодетные семьи доминируют в демографическом раскладе современных российских семей, особенно городских. Многодетной, соответственно, сегодня называют семью, имеющую трех и более детей. Многодетная семья является по статистике наиболее устойчивой к разводам.[16]

По месту проживания выделяют городские, сельские семьи и семьи, проживающие в отдаленных районах. Различаются они стилем жизни, семейным укладом, характером социальной занятости супругов и ролевой структурой, уровнем и образом потребления, наконец характером осуществления воспитательной функции. Например, семьи, проживающие в отдаленных районах, бывают вынуждены отправлять своих детей на учебу в школы-интернаты, что влечет за собой продолжительную разлуку с родителями и депривацию родительской заботы и протекции.

Критерий тина проживания позволяет выделить патрилокальную, матрилокальную и неолокальную семьи. Патрилокальный тип семьи определяет место жительство жены в доме мужа после замужества. Матрилокальный характеризуется проживанием семьи в доме жены. В наше время наиболее распространенным является неолокальный тин проживания, при котором нуклеарная семья стремится к отдельному от родителей и других родственников проживанию. Сегодня все чаще стала встречаться еще одна форма проживания супругов — годвин-брак, предполагающий раздельное проживание супругов. Такой тип брака получил название по имени одного из активных сторонников такой формы проживания — У. Годвина, утверждающего, что совместное проживание супругов есть зло, препятствующее полному личностному развитию каждого из них в силу различий их потребностей, интересов и склонностей.

В зависимости от особенностей распределения ролей, главенства и характера взаимодействия выделяют традиционную, авторитарную, эгалитарную, демократическую семьи.

Традиционная авторитарная семья характеризуется единоличным главенством супруга авторитарного типа и традиционным распределением семейных ролей с четкой дифференциацией ролей мужских и женских. Авторитарная семья может быть как патриархального типа (единоличное главенство принадлежит мужу), так и матриархального (главой семьи является жена).

Эгалитарная семья (равноправная, эквивалентная) — семья без главенства и четкого распределения ролей и обязанностей, с аморфной, неоформленной ролевой структурой. Как правило, эгалитарная семья — это молодые супруги без детей. Рождение детей требует от супругов структурирования позиций и распределения ролей, поэтому на смену эгалитарному типу приходит традиционный или демократический.

Демократическая (партнерская) семья характеризуется равноправием супругов, совместным главенством с разделением функций, гибкостью в распределении ролей и обязанностей и готовностью к изменению ролевой структуры на основе учета интересов каждого из партнеров и семьи в целом.

По критерию профессиональной занятости и карьеры супругов можно выделить семью полной занятости, где в общественном производстве заняты оба супруга; семью частичной занятости, где работает один из супругов, как правило, муж; семью пенсионеров, где оба супруга не работают, и, наконец, так называемую двухкарьерную семью, в которой ценности карьеры и профессиональной самореализации значимы для обоих супругов и признаются в равной мере приоритетными как для самого себя, так и для супруга. Такая семья представляет собой тип молодой семьи, обусловленный процессами изменения места женщины в производстве и социально-политической жизни общества.

Очевидно, что только карьерная мотивационная направленность еще не гарантирует возможности существования и функционирования двухкарьерной семьи. Необходимы следующие дополнительные условия:

• наличие в семье эмоционально позитивных отношений любви, принятия, уважения и равноправия между супругами;

• разделенная супругами общность ценностей, в том числе ценностей профессионального и карьерного роста;

• особый вид профессий, прежде всего творческих (наука и искусство), позволяющих обеспечить, с одной стороны, наиболее полную самоактуализацию личности, а с другой — не стесненные жесткими временными рамками условия профессиональной деятельности (гибкий график работы, возможности использования выходных дней, работа дома);

• отложенное по взаимному согласию супругов родительство, позволяющее обоим завершить профессиональное образование и реализовать первые карьерные планы;

• наличие ресурсов функционирования и поддержки семьи (помощь прародителей — бабушек и дедушек — в воспитании детей, хорошее физическое здоровье и устойчивость к перегрузкам).[17]

В зависимости от социальной однородности, т.е. от принадлежности супругов к одному или близкому социальному слою, общности образовательного и культурного ценза, близости профессий по интеллектуальной, аффективной, социальной «нагруженное», разделяют социально гомогенные (однородные) и гетерогенные (разнородные) семьи. Социально гетерогенные семьи менее устойчивы, супружеские отношения нередко строятся здесь по принципу доминирования — подчинения, нарушается взаимопонимание, достаточно высока конфликтность.

Критерий ценностной направленности семьи позволяет выделить такие типы семей, как детоцентристская и личностно-центристская, семья «потребления», психотерапевтическая («семья-отдушина», по А. Н. Обозовой), семья «здорового образа жизни», семья «тщеславия», спортивно-походная (семья «бивуачного типа», по В. И. Зацепину), «интеллектуальная».

Воспитание детей, личность ребенка, забота о нем составляют приоритетную ценность функционирования детоцентристскои семьи. Личностно-центристская видит главное предназначение семьи в создании условий личностного роста и самореализации каждого из членов семьи; супружество рассматривается здесь в первую очередь как свободный духовный союз автономных личностей. Семья «потребления», реализующая модус «иметь» (Э. Фромм), направлена на накопительство и создание благоприятных условий для наиболее полного удовлетворения прагматических потребностей. Супружество здесь — партнерство, основанное на получении взаимной выгоды, когда каждый член семьи стремится «урвать самый привлекательный кусок семейного пирога», пусть даже и за счет интересов других. Психотерапевтическая семья высшей ценностью почитает взаимопонимание, эмоциональную поддержку, удовлетворение потребности в любви, привязанности и безопасности своих членов.

Здесь каждый может быть уверен в том, что его выслушают, поймут и примут. Семья «здорового образа жизни» концентрирует внимание на здоровье, правильном режиме дня, питания, отдыха, чистоте и порядке, разумной и «здоровой» организации семейного быта. Семья «тщеславия» ведет борьбу за социальной статус, престиж, продвижение по лестнице достижений, ложно понимаемого успеха и признания. «Быть лучшим», принятым в высших кругах — главная цель такой семьи. Ее ли кто-то из членов семьи «не вписывается» в заданный стандарт успеха, то от него безжалостно избавляются. Например, развод может быть обусловлен стремлением мужа подобрать себе новую спутницу жизни, отвечающую его карьерным планам, а жена подбирает себе нового мужа в соответствии с новыми модными веяниями, касающимися рода занятий, внешности, принадлежности к определенному кругу. В центре внимания спортивно-походной, бивуачной семьи интерес к новому, походы, путешествия, проведение досуга. Бытовая сторона семейной жизни неинтересна и незначима для такой семьи. Для «интеллектуальной семьи» приоритетны ценности интеллектуальные — познание, образование, посещение музеев, чтение книг, обмен интеллектуальной информацией, поощрение увлечений и интересов членов семьи, стимулирующих умственный и творческий рост.


Источник: http://geolike.ru/page/gl_6802.htm


Закрыть ... [X]

Сонник / Большой универсальный сонник. 120 тысяч толкований Гостиная совмещенная с кухней дизайн на 20 кв м

Осенние образы одежда

Вышивание Википедия

Осенние образы одежда

Диффузор со 2 для аквариума своими руками

Осенние образы одежда

Матиос объяснил, почему жена называет его пледиком УНИАН

Осенние образы одежда

История создания лака для ногтей / Selfire блог с

Осенние образы одежда

Разработка сценария видеоролика - Банк идей E-generator

Осенние образы одежда

Поздравления на 55 лет свадьбы - Изумрудная свадьба

Осенние образы одежда

Установка веб-сервера IIS 8 в Windows Server 2012 R2

Осенние образы одежда

О Проекте Великая Душа России международный конкурс

Осенние образы одежда

Отношения между родителем и ребенком - Перевод на

Осенние образы одежда

25 лет свадьбы - серебряная годовщина свадьбы